moypolk

Когда солдаты плакали: «тыловые истории» из народной летописи

Нас часто спрашивают – в почте и в соцсетях – можно ли занести в Летопись Полка невоевавшего родственника? Мы говорили и говорим: можно и нужно. В тылу зачастую было не легче, чем на фронте. Ходили босыми, ели лебеду и крапиву, надрывались от непосильного труда, наживали болячки на всю оставшуюся жизнь…

К этому материалу нас подтолкнула история, упомянутая накануне Дня Победы в соцсетях. Мы нашли страницу Ивана Александровича Федосеева в Летописи, заглянули в раздел «Воспоминания»…

«Моя прабабушка Анисья осталась в войну с двумя малыми детьми: Константином (моим дедом), двух с половиной лет, и Кондратом (родился в октябре, а деда Ивана забрали на фронт в сентябре, и младшего сына он даже не видел). С ними же жили сестра деда и его мать (моя пра-пра-бабушка), очень старенькая. Бабы да ребятишки. Выживали, как могли: похлебка из крапивы, лепешки из конопли.

И вот баба Анисья в письме на фронт рассказала мужу последние события. Мол, занемогла колхозная лошадь. Ясно, что не выправится, а забивать нельзя – надо ждать пока издохнет. Тогда ее поделят и раздадут колхозникам на еду…

Прадед сидит, плачет. Подошли однополчане: «Плохие вести из дома?». Рассказал. Бойцы разволновались, взялись обсуждать. И тут появился командир: «Антисоветская пропаганда! В штрафроту пойдешь!». Потом взял письмо, прочитал: «Спрячь и никому не показывай, а то придется отдать тебя под трибунал».

Так жила не только семья Ивана Федосеева. Летопись свидетельствует:

«Моя тетя, Головкова Нина Васильевна, – труженик тыла. Дед ушел на фронт добровольцем, хотя ему было почти 50 лет. Дома остались жена и шестеро детей. Старшей, 16-летней Нине надо было кормить младших братьев и сестер. Пришлось оставить школу и пойти работать в колхоз. В колхозе Нина выполняла тяжелую физическую работу и надорвалась. Всю жизнь мучилась болячками, не смогла родить. Всю нерастраченную материнскую любовь отдала многочисленным племянникам. Я очень люблю свою тетю, жалею ее и часто вспоминаю…».

«В войну моя бабушка, Кубракова Мария Кузьминична, работала трактористкой в колхозе. Трактора светом не были оборудованы, в ночную смену пахали в полной темноте. «Когда луна светит – это праздник», – вспоминала бабушка.

В 1943 году, в апреле поехали пахать. Бабуля сидела вместо прицепщика. Первый раз проехали нормально, едут второй раз – старое сено набилось под плуг. Бабушке стала его вытаскивать, нащупала железку и кричит подруге: «Дусь, смотри, толкушка! Картошку на «тошнотики» толочь». Подбежал механик Прокофий  Сергеевич, выхватил у нее из рук «толкушку» и закинул как можно дальше в поле. Раздался взрыв...».

… Из 700 тысяч историй в летописи Полка труженикам тыла посвящено меньше семи тысячи. Мы за то, чтобы их было больше. Потому что так будет правильно.

Поисковые сводки, последние новости и истории первым делом попадают в наш канал: t.me/moypolk Попадите туда и вы.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic